Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, реферат бесплатно, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты, рефераты скачать, рефераты на тему, сочинения, курсовые, дипломы, научные работы и многое другое.


  Теория "оседлого бандита" М. Олсона

Теория "оседлого бандита" М. Олсона

Содержание


Введение

1. Теория "оседлого бандита" М. Олсона

1.1 Институциональное понимание экономической роли государства

1.2 Модель государства по теории М. Олсона "оседлого бандита"

2. Реализация теории "оседлого бандита" в России в переходный период

2.1 Организованная преступность как экономический феномен

2.2 Перестройка в обществе - перестройка в мафии

2.3 Формирование "контрактного общества" в современной России

Заключение

Список использованной литературы


Введение


Актуальность. Манкер Ллойд Олсон, ведущий американский экономист и социолог - является автором концепции "оседлого бандита", в которой убедительно доказал, что для нормальной хозяйственной жизни стране необходимо стабильное правительство. [1]

В своей книге "Власти и Процветании" М. Олсон различал экономические эффекты различных типов правительства, в частности тирании, анархии и демократии. Он утверждал, что у "бродячего бандита" (под анархией) есть стимул только, чтобы украсть и разрушить, пока у "постоянного бандита" (тиран) есть стимул поощрить степень экономического успеха, так как он будет ожидать быть у власти достаточно долго, чтобы взять акцию этого. Постоянный бандит, таким образом, берет исконную функцию правительства - защита его граждан и собственности против бродячих бандитов.

Олсон видел в движении от бродячих бандитов постоянным бандитам семена цивилизации, прокладывая путь к демократии, которая улучшает стимулы для хорошего правительства, более близко выравнивая это к пожеланиям населения.

Среди других областей он сделал вклады в установленную экономику на роли частной собственности, налогообложения, общественных товаров, коллективного действия и прав контракта в экономическом развитии.

Цель: рассмотреть теорию "оседлого бандита" М. Олсона и спроецировать ее основные положения применительно к России.

Работа состоит из введения, основной части, заключения и списка использованной литературы.


1. Теория "оседлого бандита" М. Олсона


1.1 Институциональное понимание экономической роли государства


Любой институт - экономический, социальный, культурный - есть, по определению Д. Норта, правило игры в обществе. [2] Деятельность людей носит абсолютно свободный характер. Преследуя свои интересы, люди наталкиваются друг на друга и причиняют друг другу ущерб. Поэтому первая функция института - регулирование поведения людей таким образом, чтобы они не причиняли друг другу ущерба, или чтобы этот ущерб чем-то компенсировался. Вторая функция института - минимизация усилий, которые люди тратят на то, чтобы найти друг друга и договориться между собой. Институт призван облегчить как поиск нужных людей, товаров, ценностей, так и возможность людей договориться друг с другом. Наконец, третья функция института - организация процесса передачи информации, или обучение. Таковы основные функции института, независимо от сферы его деятельности. Институты - это некие ограничительные рамки, которые люди построили, чтобы не сталкиваться друг с другом, чтобы упрощать путь из точки A в точку B, чтобы легче проводить переговоры и достигать соглашений, и т.п.

Чтобы лучше выявить своеобразие институционального подхода к экономической роли государства, отметим, какая роль ему приписывается в других школах экономической теории. Прежде всего, можно выделить неоклассический и кейнсианский подходы.

В рамках первого - причины, по которым государство может играть какую-то экономическую роль, усматриваются в провалах рынка, к которым принято относить несовершенную конкуренцию, внешние эффекты, производство общественных благ и асимметричность информации. В случае каждого из четырех указанных провалов рынка возникает неэффективность в размещении ресурсов, которую и призвано преодолеть государство. Указанные проблемы государство решает путем регулирования монополий, специального налогообложения в отношении внешних эффектов (налог Пигу), принятия на себя производства общественных благ и создания различных структур, призванных частично преодолеть проблему асимметричности информации.

Согласно кейнсианскому подходу, проблема заключается в систематически возникающем неравенстве совокупного спроса и совокупного предложения, в результате которого возникает вынужденная безработица. Государство же преодолевает этот разрыв совокупных спроса и предложения посредством фискальной и денежно-кредитной политики. Представим, что провалов рынка и вынужденной безработицы не существует. Какие еще могут возникнуть проблемы у экономических агентов?

Для ответа на этот вопрос используем дилемму заключенных в связи с взаимной возможностью проявления насилия: расходовать все средства на хозяйство или тратить часть средств на развитие способности к насилию. Допустим, что имеется два индивида, занимающиеся хозяйством. Каждому приходится решать вопрос о том, тратить ли часть средств на развитие способности к насилию, или же все средства направлять на развитие хозяйства. Если оба индивида занимаются только хозяйством, их общее благосостояние является максимальным, т.е. это положение является оптимальным по Парето. Однако каждый из них может увеличить свое благосостояние, если в одностороннем порядке проявит насилие. Логика дилеммы заключенных приводит к равновесию доминирующих стратегий, когда каждый развивает свою способность к насилию. Таким образом, в состоянии равновесия наблюдается "война всех против всех".

В данной ситуации каждому приходится заниматься как производством, так и спецификацией и защитой своих прав собственности. Повышение эффективности в размещении ресурсов могло бы быть достигнуто путем передачи монопольного права на насилие одному субъекту, обладающему сравнительным преимуществом в его осуществлении. В этом случае всякое одностороннее проявление насилия каралось бы обладателем монопольного права на насилие. В результате пропали бы стимулы к одностороннему проявлению насилия, и было бы достигнуто субоптимальное, с точки зрения общества, состояние. Таким образом, проблема, которую ставит институциональная теория в связи с ролью государства, состоит в спецификации и защите прав собственности.

Основным выразителем институционального подхода к экономической роли государства является Дуглас Норт, и одной из важнейших предпосылок, лежащих в основе его анализа государства, является наличие тесной взаимосвязи между государством, правами собственности и экономической эффективностью. В дальнейшем теория Д. Норта была дополнена моделью "оседлого бандита" М. Олсона.

Позже его теорию подтвердили ученые Лондонского центра экономических и политических исследований, которые обосновали, что более открытая экономика нуждается в более масштабном общественном секторе, поскольку в условиях глобализации априори является более нестабильной. [3]


1.2 Модель государства по теории М. Олсона "оседлого бандита"


Манкер Олсон сравнил эксплуататорское государство с "оседлым бандитом". К такому выводу он пришел, проанализировав события двадцатых годов в Китае, когда диктатор Фан Ючен подавил на своей территории бандитизм и разгромил относительно сильную армию бандита-гастролера Белого Волка. Большинство населения во владениях Фана предпочитали его присутствие нападениям бандитов-гастролеров. [4]

В данной модели государство рассматривается в качестве бандита, рассчитывающего на долгосрочное обирание людей, живущих на контролируемой им территории. Оседлый бандит, в отличие от бандита-гастролера, который посещает разные районы с целью получения максимальной краткосрочной наживы (бандиты-гастролеры могут быть грабители любого масштаба, например, ими могут быть войска, вторгшиеся в сопредельное государство не с целью превратить его в колонию, а с целью просто отнять как можно больше у жителей и уйти) заинтересован в сохранении, во-первых, физической возможности заниматься хозяйством у своих подданных и, во-вторых, стимулов к расширению хозяйства.

"Когда грабежи и кражи монополизированы, жертвы этих преступлений могут рассчитывать на то, что им удастся что-то накопить из средств, оставшихся после выплаты налогов. И, следовательно, у них имеется побудительный мотив к накоплению и инвестированию, что в свою очередь увеличит их - и налоговые поступления в адрес оседлого бандита - в будущем". [5] Этим эксплуататорское государство использует монополию на насилие для максимизации доходов правителя или группы лиц, контролирующих государство, даже если это достигается в ущерб благосостоянию общества в целом. Ущерб от деятельности эксплуататорского государства можно сократить, если выплаты государству и перераспределения прав собственности носят систематический и предсказуемый характер. В этих условиях устанавливаются определенные правила хозяйственной деятельности и распределения доходов, ориентируясь на которые агенты могут целенаправленно влиять на производство, способствуя экономическому росту. Это свидетельствует о частичном совпадении интересов правителя и граждан, что является необходимым условием стабильности общества#"_Toc268258500">2. Реализация теории "оседлого бандита" в России в переходный период

2.1 Организованная преступность как экономический феномен


Современная организованная преступность является, по существу, "особой отраслью бизнеса" - экономической деятельностью профессиональных преступников, направленной на удовлетворение антиобщественных и остродефицитных потребностей рядовых граждан.

Экономический анализ показывает, что организованная преступность является неоднозначным явлением, в нем определенным образом соединяются признаки сразу трех институтов - фирмы, государства и общины. В результате налаживания мафией негласных внешних связей создается атмосфера своего рода "общественного согласия". Все участники этой системы негласных контрактов получают некую выгоду (хотя бы иллюзорную). Пока соблюдаются "правила игры", организованная преступность малозаметна и не воспринимается как общественная проблема. [6]

Таким образом, организованная преступная группа представляет собой систему негласных отношенческих контрактов, минимизирующих трансакционные издержки преступной деятельности (рис.1).

Рисунок 1 - Система контрактов преступной организации


Модель М. Олсона, сравнивающая "бандита-гастролера" и "оседлого бандита" ярко проявилась в отношении организованной преступности в России в переходный период. Это может показаться удивительным, но модель Олсона убеждает, что с экономической точки зрения и преступники, и законно-послушные граждане заинтересованы в максимальной монополизации криминальных промыслов.

Сообщество "воров в законе" - наиболее старая, и известная криминальная группировка России. Современная отечественная организован-ная преступность как система вышла именно из этого сообщества. Уже из названия этого сообщества следует, что его члены занимались сугубо "перераспределительной" деятельностью (карманные кражи, воровство, грабежи) и потому, в соответствии с ранее данным определением, это сообщество относилось не к современному, а к традиционному типу организованной преступности.

Для выработки и контроля за выполнением "воровских понятий" использовались институты, во многом схожие с институтами доиндустриальных общинных коллективов: "воровская присяга" при приеме ("коронации") новых членов, регулярные "воровские сходки" для обсуждения и решения важнейших вопросов, "воровской суд" над нарушителями "понятий", сбор средств в "воровской общак" (резервный фонд для оказания помощи самим преступникам в местах заключения и членам их семей).

Первоначально "воры в законе" были своеобразным криминальным правительством, управляющим местами заключения. Характерно, и то что "воровские понятия" являются своего рода зеркальным отражением "кодекса чести" идеального государственного чиновника, естественно, в российском представлении.

Сталинская эпоха породила особую породу советских администраторов, для которых служебная деятельность полностью вытесняла частную жизнь. [7]

"Воры в законе" - это вариация на ту же тему: криминальные структуры всегда в определенной степени дублируют институты официального мира (табл.1).


Таблица 1 - Сопоставление "воровских понятий" с бюрократическим "кодексом чести"

"Воровские понятия"

Характеристики идеального номенклатурщика сталинской эпохи

Корпоративная солидарность - преданность "воровскому" сообществу

Корпоративная солидарность - номенклатура как "орден меченосцев"

Запрещение иметь какие-либо контакты с официальными властями

Запрещение иметь какие-либо контакты с "врагами народа"

Запрещение заниматься обычным трудом

Специализация только на управленческой работе

Обязанность контролировать поведение всех других преступников

Обязанность контролировать поведение всех других советских граждан

Отказ от личного имущества - жизненные блага безвозмездно предоставляются другими преступниками

Отказ от личного имущества - жизненные блага предоставляются за государственный счет бесплатно или полу бесплатно


Подобно государственным чиновникам, которых по приказу начальства перебрасывают с одного поста на другой, "воры в законе" также никогда не были привязаны к какой-то конкретной территории, как "семьи" зарубежных преступных организаций. Поэтому, подчеркивая специфику "воров в законе", их выделяют в особую организационную форму - "кооперацию профессиональных преступных лидеров" (своеобразный преступный "клуб" или "каста"), отличную от "преступных синдикатов" или "организованных преступных группировок", типа солнцевской "братвы" 1990-х гг. [8]

С институциональной точки зрения классические "воры в законе" представляли собой криминальное правительство, организованное на общинных принципах.

Естественно, что официальные советские органы отнюдь не были склонны мириться с "двоевластием" и период попустительства (1930-1940-е гг.) сменился периодом ожесточенных репрессий против носителей воровских традиций (1950-е гг.), в ходе которых первое поколение "воров в законе" было почти полностью "ликвидировано как класс". Однако затем наступило "возрождение", связанное с качественными изменениями в самих преступных промыслах. В 1960-е гг., после массового развертывания теневого "цехового" бизнеса, появились профессиональные преступники нового типа, которые специализировались уже не на карманных кражах, а на "стрижке" подпольных предпринимателей. Первоначально бандиты просто грабили "цеховиков", но вскоре начали заниматься классическим рэкетом - сбором постоянной дани в обмен на гарантии защиты.

Если ранее организованная преступность в России специализировалась на насильственной перераспределительной деятельности, то теперь ее главной специализацией стало производство незаконных охранительных услуг. Появилась насущная потребность внести в стихийный рэкет-бизнес элементы организованности: упорядочить размеры дани, разделить сферы влияния разных группировок и т.д. Организаторские таланты "воров в законе" оказались очень кстати, но теперь для наведения порядка не только в тюрьмах и лагерях, но, прежде всего, на свободе. Именно благодаря "ворам в законе" была принята знаменитая "кисловодская конвенция" 1979 года, регламентирующая условия сосуществования уголовных элементов и "цеховиков", когда неорганизованные поборы были заменены планомерной выплатой подпольными предпринимателями 10% от их доходов в обмен на гарантированную безопасность от преступного мира.

Страницы: 1, 2


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы